Среда, 13.12.2017, 12:30

Блог Наташи Биттен "Личное - это политическое"

Меню сайта
Категории раздела
Поиск по словам
Block content
Web map

Блог

Главная » 2012 » Апрель » 24 » Быть или не быть... феминисткой
01:02
Быть или не быть... феминисткой
Наташа Биттен, инициативная группа «За феминизм», г. Москва

Быть или не быть… феминисткой
Для меня быть феминисткой означает быть собой. Я не борюсь за абстрактные права абстрактных женщин. Я отстаиваю свой взгляд на мир, свои убеждения. 

Так случилось, что эти убеждения по факту феминистские. Они были такими и до того, как я впервые услышала слово «феминистка», до того, как узнала, что такое феминизм. Мне не пришлось долго и мучительно в себе копаться, чтобы признать: «Я – феминистка».  Скорее это было удивительное и радостное открытие. Оказалось, что я в своих установках и стремлениях не одинока, что есть множество других женщин (из разных стран и даже с разных континентов), думающих и чувствующих, как я. 

Конечно, изначально это был феминизм стихийный. Чтобы стать феминистской по убеждениям, встроить эту идеологию в систему своих жизненных координат, потребовались время и знания.

В этом эссе я постараюсь насколько возможно искренне рассказать о своем опыте и поделиться жизненными наблюдениями. Они не будут причесанными и однозначными. Я не склонна ни идеализировать женщин, ни демонизировать мужчин. Мое понимание людей – принятие факта, что все мы не идеальны. 

И, к слову, замечу, что самыми опасными людьми считаю идеалистов. Тех, кто ставят идеи выше людей. Именно они пытаются осчастливить одним махом все человечество, то загоняя в царствие небесное, то в коммунизм, то в рынок... Для меня нет и не может быть универсального рецепта человеческого счастья. 

Если вы задумались, к чему я сейчас о счастье заговорила, объясню: по моему мнению, каждый человек, безусловно, достоин того, чтобы прожить жизнь именно счастливо. Но поскольку «счастье» – понятие субъективное, для каждой этот вопрос решается отдельно, по-своему, уникально. Поэтому я – за индивидуальный подход. 

Главные ценности в моем понимании – свобода личности и свобода выбора.

Счастье как повод для личной несвободы 
Вы уже поняли: я хочу порассуждать о счастье... Зачем это нужно? Зачем включать в тему о феминизме такое расплывчатое понятие? 

Я уверена, это сделать необходимо. Но не для того, чтобы найти ему единственно верное толкование, составить рецепт: над этим безуспешно трудятся вся мировая литература и несколько мировых религий уже примерно пару-тройку тысячелетий. 

Моя цель другая. Смысл в том, что достижение женщиной счастья позиционируется как важнейшая жизненная цель. Понятия «женщина» и «счастье» в нашей культуре связываются непосредственно, напрямую. Есть устойчивое выражение «женское счастье». И надо полагать, чем-то оно должно отличаться по существу от просто «счастья» или от «мужского счастья».

Чем же?

По запросу «женское счастье» в поисковике нашлось 58 миллионов ответов, «мужское счастье» – 49 миллионов. Стоит ли говорить, что отличаются ответы на эти запросы не только 9-миллионной разницей в цифрах? 
Однако те самые «женские» 58 миллионов разнообразием не блещут. «Любить и быть любимой», «был бы милый рядом», «семья, дом, дети», «секреты красоты», «вечная молодость» и еще пяток подобных штампов. 
Складывается впечатление, будто наше с вами счастье не более, чем налаженный быт. Причем налаженный нашими руками для других людей. Меня, как женщины, как субъекта, испытывающего то самое счастье, в этих ответах не находится. Хотя мне однозначно дают понять, что счастья я должна (обратите внимание: «должна») добиться. 

Как это сделать, научит тот же Интернет (а до Интернета учили классики литературы и телевизор с кинематографом), где на запрос «как стать счастливой» - о, великая магия чисел! – тоже нашлось 58 миллионов ответов.

Анализируя популярные советы по достижению «женского счастья», приходишь к выводу, что непосредственно процесс движения к счастью представляет собой бессмысленную и бесконечную череду несчастий. И главное из них – необходимость контролировать себя, буквально заставлять себя быть счастливой, если ты вдруг имеешь наглость или неосторожность ею не быть. Быть счастливой означает: пребывать в любовном угаре, забросить свои дела и посвятить себя мужчине,  кинуться в погоню за вечной молодостью, сюсюкать по поводу детишек. В общем, надо стать «настоящей женщиной». Потому что, как выясняется, «женское счастье» является атрибутом «настоящей женщины». 

Мысль о том, что просто женщиной быть мало, надо быть «настоящей», меня в свое время сбивала с толку. Я много времени потратила, чтобы разрешить эту загадку, понять смысл противопоставления «женщина» - «настоящая женщина». Причем, многое проверяла на себе. И, хлебнув «настоящего женского счастья» (в первом раннем скоротечном браке), пришла к мысли: что-то тут не так. 

Для начала стало очевидно, что счастье не может быть понятием статическим. Нельзя найти определенный момент, точные условия, задать координаты в пространстве. Счастье скорее процесс, чем результат. Соответственно, если я хочу достичь этого самого «женского счастья», я должна оптимизировать жизненный процесс. Но мой жизненный процесс не ограничен бытом, привязанностью к отдельно взятому мужчине, желанием обзавестись семьей во что бы то ни стало, лечь в гроб, блистая неземной красотой в возрасте 98 лет в платье haute couture… 

По-настоящему  меня волновали совершенно другие проблемы. Семья, дети, дом, быт не состояли даже в первой десятке моих жизненных приоритетов. Я была уверена, что все это мне может стать интересным ближе к 40 годам. А может и не стать... 

Поэтому в 20 лет я испытывала перманентный стресс из-за давления извне. Я находилась в состоянии цейтнота, меня все торопили: если хочешь выйти замуж и родить, то сейчас или никогда. А то не состоишься как женщина, будешь несчастна...

В реальности альтернативы были другие: если замуж, то прощай качественное образование, если дети, то потеря работы и нищета... Самый тяжелый период жизни, по моим ощущениям, был между 20 и 30 примерно годами. Иногда казалось, что весь мир ополчился против меня. Все, кому не лень, пытались сунуть нос в мою жизнь, заставить делать не то, что я хочу, а то что «надо». Причем надо им, а не мне.  

И да, за свою независимость я боролась. Не всегда выигрывала, но неудачи меня не остановили. Главное, я приняла сознательное решение не пускаться в погоню за этим мифическим «женским счастьем». Мое счастье – только мое. Только я решаю, какое оно. И как бы ни страшили меня в те годы необходимость отвечать за свою жизнь и самостоятельно себя обеспечивать, «женское счастье» пугало гораздо больше. 
Благодаря профессии журналистки я много видела. И женские судьбы моего поколения себе неплохо представляю. Вот несколько примеров.

После окончания школы с хорошими шансами на поступление в вуз девушка встревает в отношения с бывшим школьным хулиганом и двоечником, беременеет, выходит за него замуж. Об институте речи уже не идет. Через полгода она возвращается с ребенком в семью родителей, потому что муж ее избивает. Отец не очень-то рад дочери и внуку, попрекает их куском хлеба... Когда ребенку исполняется год, муж начинает приторговывать героиней моего рассказа как проституткой.

Девушка шестнадцати лет отвечает  на ухаживания местного рэкетира средней руки, который старше ее лет на двадцать, женат, разводиться не собирается. Наша героиня от него беременеет, а когда она уже на седьмом месяце, отца будущего ребенка убивают. Далее, как в предыдущей истории: жизнь с родителями, которым ни она, ни ее ребенок не нужны. Молодая мама начинает подрабатывать проституцией, причем в этот «бизнес» ее пристраивают друзья ее покойного возлюбленного...

Подающая большие надежды студентка выходит замуж за своего преподавателя, беременеет, рожает, продолжать учебу не может. Муж делает карьеру, она сидит дома сначала с одним, затем со вторым ребенком. Когда младшему исполняется пять лет, муж ее бросает, пытается через суд выселить ее и их общих детей из квартиры. Работы у нее нет, родственники мало чем могут помочь, потому что сами еле сводят концы с концами. Больше года она мотается по судам, отстаивая право на жилье, из-за отсутствия стажа работы трудоустроиться может только на низкооплачиваемую должность. Бывший супруг продолжает карьеру, женится еще раз. Она в нужде одна воспитывает двоих детей...

Молодая женщина вышла замуж за одногруппника. Родила ему троих детей, не работала. Вела домашнее хозяйство, непрерывно сидела на жестких диетах, чтобы сохранять подростковую фигуру (выглядит как анорексичная фотомодель). Троих родила, чтобы «сохранить семью», потому что муж хотел детей. При этом он регулярно ее избивал. Она делала несколько попыток уйти, но возвращалась, отчасти, потому что нет своего жилья, а родители ее не очень-то ждали с детьми, отчасти потому что после побоев муж задабривал ее подарками. Но насилие становилась все более жестоким, и она все же ушла. Живет с родителями в маленькой квартире на их пенсию, прав на жилплощадь мужа у нее нет, алиментов от него добиться не может, работу найти – тоже. Старшая дочь ушла жить к отцу, потому что тот дает ей деньги... Наша героиня боится таким образом потерять и остальных детей, когда они подрастут. 

Сценарии, как видим, похожи. Я знаю, что шовинисты-женоненавистники, да и многие женщины отвечают, когда им приводишь такие примеры. Они это сводят к единичным случаям: «не за того вышла замуж», «а надо было головой думать, прежде, чем ноги раздвигать», «она его спровоцировала» и т.п. «Самадуравиновата» одним словом. Что, конечно, не так.

Эти женские судьбы развиваются по неблагоприятному сценарию исключительно потому, что система их загоняет в сложные жизненные условия. 

Большинство женщин, чья судьба  «брак по залету – конец карьере», оказались в трудных жизненных ситуациях исключительно потому, что совершили один промах – поверили в волшебные сказки. Им с младых ногтей вместо реальных знаний (об отношениях, об их теле, о социальном устройстве) вбивали в мозги истории о принцах, рыцарях и прочих супер-героях, а также о принцессах, прекрасных дамах и «настоящих женщинах»... 
На бытовом уровне их приучали игнорировать реальность. Потому что наша с позволения сказать «культурная среда» настаивает на том, что мы не должны верить себе. Когда мы сталкиваемся с тем, что с нами поступают несправедливо, нас обижают, игнорируют наши интересы, высмеивают чувства, нам заявляют: «Это не то, что ты думаешь». То есть тебе не больно, не противно. А если больно и противно, то это просто твоя индивидуальная неправильная реакция.  Потому что якобы все так живут и всем это в радость...

Давление общества приводит к тому то, что девушки, не имея образования, работы, жилья, выходят замуж и рожают. В результате, как только в семье появился ребенок, женщина оказывается в полной зависимости от мужа или партнера. И никто ей не поможет, если отношения в паре складываются неблагополучно. Женщины либо вынуждены терпеть унижения и побои, либо оказываются выброшенными вместе с детьми на обочину жизни. Такова цена веры в миф о «женском счастье» - утрата независимости и позитивных жизненных перспектив. 

Но виновата в этом не женщина, а антиженская государственная и социальная политика.

Феминизм как точка личностного роста
В самом начале я уже сказала, как важно было для меня узнать, что существует движение за права женщин, что женщины объединяются для защиты своих интересов. Феминизм дал мне ответы на многие вопросы. Стало ясно: проблемы, с которыми я сталкиваюсь, системные, и решать их надо комплексно.

При этом и личные усилия для улучшения собственной жизни никто не отменял. 

В начале 1990-х феминистской литературы на русском языке было крайне мало (ее и сейчас кот наплакал). В Сибири, где я жила и работала, ее практически не было. Мне приходилось по крупицам искать информацию в библиотеках, просматривать подшивки СМИ. 

Затем мне повезло, и я познакомилась с сопредседателем Российской Ассоциации журналисток Надеждой Ажгихиной. Появился круг единомышленниц, существенно расширился кругозор, появилось иное видение проблем и поиск путей их решения. Качество информации по защите прав женщин стало значительно лучше, поскольку тогда Ассоциация публиковала сборники, исследования, статьи, переводы. 

Благодаря осмыслению новой информации у меня изменились жизненные планы. Я поняла, чего хочу. В профессии, например, я хотела стать главным редактором газеты, где работала со студенческих лет. На определенном этапе эта идея большинству знакомых казалась бредовой. Отчасти так казалось и мне. Тем не менее, я начала готовить почву... Потребовалось три года, чтобы реализовать свою мечту. Но я этого добилась.
А, добившись, столкнулась с новыми проблемами, гораздо более серьезными. 

Общество не прощает женщинам успеха. Профессиональное сообщество, где правят мужчины, – тем более. Особенно, если успех основан на расчете. То есть у меня был амбициозный карьерный план, и я его реализовала. Всего-то. Но мужчин такое поведение повергло в иррациональное бешенство. 

Уровень агрессии по отношению ко мне лично усилился многократно. От меня отвернулись коллеги, с которыми долгие годы были вполне сносные отношения. Мне хамили в лицо, заявляя, что не будут работать под моим руководством, мне устраивали жесткие подставы, родные постоянно страдали от сплетен и дезинформации, которые обо мне распространялись через средства массовой информации...

Работать приходилось в крайне жестких условиях. Ситуация усугублялась тем, что это был год выборов – местного, регионального и федерального уровней. Газета по воле владельцев вступила в информационную войну. Но кукловоды, как обычно, остаются в тени, а  все тумаки и шишки достаются тем, кто  на виду, вроде меня. 

В общем, на новой должности скучать мне не пришлось.

Чтобы дать понять вам, каков был уровень накала, стоит сказать, что не все, кто занимал аналогичные моей должности, сумели это пережить. Умерли. Кто в разгар этих выборных гонок, кто через пару лет, потому что здоровье сильно пошатнулось. И это были те самые «сильные мужчины», которых отдельно и персонально, как меня, никто не гнобил. Они уже были частью системы и тем не менее ее давления не вынесли.

Когда спустя время я рассказывала какие-то конкретные истории из этой большой мясорубки посторонним, они недоумевали, как это можно было выдержать. И я нахожу ответ: потому что я – женщина. К тому, что меня постоянно пытаются задавить морально, я уже привыкла. У меня выработан иммунитет. Плюс мне не надо строить из себя супермена с железными нервами. Если мне плохо, я могу наплакаться вдоволь, а потом пойти и записаться на водные процедуры, чтобы снять моральную усталость и расслабиться. Поскольку меня и так пытаются представить законченной дурой, то и особо умный вид  строить не надо. И так далее...

Если б начать сначала, я бы сделала то же самое. Хотя, наверное, в каких-то моментах вела себя жестче. Но это уже мысли «с высоты прожитых лет», с точки зрения приобретенного опыта. 

Начало работы с женщинами
Как только я вступила в должность главного редактора популярной региональной ежедневной газеты (с тиражом от 20 до 60 тысяч экземпляров), начала выпускать гендерную полосу, которую делала совместно с журналом «WE/МЫ. Диалог женщин». Его тогда издавала Российская Ассоциация журналисток. Полоса выходила от одного до четырех раз в месяц. 

Я принимала активное участие в работе Круглых столов на факультете журналистики МГУ по гендерной проблематике, а также в научно-практических и Интернет-конференциях. Отчеты об этих мероприятиях, рабочие материалы, доклады публиковались в моей газете.

Мои научные приоритеты: роль женщин в СМИ (особенности журналистской профессии), образы женщин в СМИ, роль средств массовой информации в продвижении идей гендерного равенства.
Тематические полосы «Диалог женщин» получили несколько важных российских наград: 
Диплом лауреата Национального конкурса Союза журналистов России «Остановим насилие» за серию публикаций, посвящённых борьбе с домашним насилием, а также с насилием против женщин во время вооружённых конфликтов. Это были документальные рассказы. Более того, журналист нашей газеты ездил с солдатскими матерями, разыскивающими своих пропавших в Чечне сыновей, и писал с места событий.
Диплом ежегодного национального конкурса «Леди лидер» (организованного Союзом журналистов России) за «верность теме женского лидерства» и др.

За серию публикаций, посвящённых Гендерной стратегии развития Российской Федерации и Программе гендерного развития Сибирского Федерального округа, я получила Дипломы Субрегионального бюро для стран Восточной Европы и Центральной Азии Международной организации труда, а также Министерства труда и социального развития РФ и Союза журналистов России.

В газете я публиковала информационно-аналитические материалы, посвящённые гендерному равенству, истории женского движения, Гендерной стратегии развития России. 

Никакая другая газета в регионе этого не делала. По сути я трансформировала общественно-политическое издание в феминистское. Это значит не только наличие публикаций феминистского толка, но и отказ от сексистских, мачистских и шовинистических материалов. Если честно, я сомневаюсь, что в России на тот момент были подобные региональные издания. Сомневаюсь, что есть они сейчас (если ошибаюсь, буду счастлива).

Мы – за феминизм
После переезда в Москву, я на несколько лет выпала из темы, поскольку надо было обустраиваться. Да и в целом у людей пропал запал, я бы сказала. Гендерную стратегию развития чиновники благополучно схоронили, закон о гендерном равенстве положили под сукно, всюду началось завинчивание гаек... 

По большому счету я вернулась к активизму из-за уже очевидной клерикализация власти. При этом стоит подчеркнуть: я не собираюсь бороться с верующими, я категорически против срастания власти и церкви. Причем, для меня нет разницы, какая это церковь, какая конфессия или секта. Любая церковь для меня плоха, если она лезет в парламент и в правительство, если свои религиозные взгляды пытается навязать всем в виде законов.

С 2007 года я начала активно осваивать Интернет: блоги, форумы, соцсети. Эти средства массовой коммуникации стали реальной альтернативой печатным СМИ и телевидению. В соцсетях стабильно растет процент пользователей-женщин. И в этом я углядела новые возможности для пропаганды феминизма.
Для начала я решила сконцентрироваться на потенциальном электорате - на тех женщинах, которые не называют себя феминистками (иногда активно нападают на феминизм), но, по сути, стремятся к тому же, что феминистки, требуют тех же прав. Это – наша целевая аудитория, наши будущие союзницы.

Для них я создала блог, где агрегирую новости, касающиеся защиты прав женщин. Назвала его «Feminisn’ts», что означает «Я не феминистка, но…» (Адрес сайта: http://www.feminisnts.ru/ ) Этот ресурс также в значительной степени ориентирован на молодежь, преследует просветительские цели. Я его позиционирую как «Путеводитель по феминизму для «плохих девочек», потому что «хорошая девочка», как и «настоящая женщина» феминистками не назовутся. По крайней мере, до тех пор, пока им не станет тошно в этом тесном жизненном амплуа. 

Благодаря этому ресурсу, а также общению в сообществе feministki в Живом Журнале (http://feministki.livejournal.com/ ) мне удалось наладить связи с феминистками-блогерами и с теми, кто занимается темой гендерного равенства (исследователями, социальными работниками и проч.). Я также познакомилась с представительницами гендерной фракции РОДП «Яблоко» и мы наладили дружеские связи.
На мероприятиях «Яблока» участницы дебатов обсуждали особенности и сложности современного этапа развития (точнее деградации) прав человека женщин в России. И в итоге несколько человек договорились до того, что нельзя больше оставаться в стороне, надо действовать. Так в сентябре 2010 года в количестве шести человек мы и собрались, чтобы создать феминистскую активистскую группу.

Я предложила, чтобы в названии обязательно звучало слово «феминизм», потому что пришло время назвать вещи своими именами. Дискриминацию – дискриминацией, клерикализацию – клерикализацией, феминизм – феминизмом. Потому что этот социальный конфликт перешел в открытую стадию,  и всем реакционным силам, которые хотят снова закабалить женщин, вернуть – пусть и символически – костры инквизиции и объявить женщин врагами народа и государства, надо дать понять, что мы за свои права готовы бороться. И нам есть имя – феминистки.  
Так появилась группа «За феминизм». Мы объединились пред лицом общей угрозы.
Среди нас нет профессиональных политиков, все мы – волонтеры. Все, что мы делаем, мы делаем в свободное от работы время и на свои личные деньги. 

Мы стараемся налаживать контакты со средствами массовой информации, с журналистами, помогаем им с поиском достоверной информации. И есть крупные СМИ, которые публикуют наши статьи, делают программы в поддержку женских прав. Это крайне важно – иметь союзников в журналистской среде.
Мы ведем активную работу среди блогеров, распространяя информацию через социальные сети. И, конечно, мы организуем митинги, пикеты, шествия, перформансы. 

Принципиальным условием было объединить людей разных политических взглядов, потому что с гендерной дискриминацией можно бороться только совместно, преодолев барьеры между разными политическими и социальными силами. Поэтому мы приветствуем самых разных людей. Главное, чтобы наши активистки придерживались тех же принципов, что изложены в целях и задачах ИГ «За феминизм» (подробную информацию о группе вы найдете на сайте http://www.zafeminizm.ru/ ). 

Феминизм в действии
Не очень я люблю официоз и всякого рода отчеты, но сейчас не могу не поделиться с вами кратким списком наших акций. 

Первое мероприятие инициативной группы «За феминизм» состоялось в Москве 26 сентября 2010 года. Около 20 человек собрались на площади Пречистенские ворота, у памятника Энгельсу, чтобы напомнить о важности защиты репродуктивного здоровья, о ключевой роли контрацепции в профилактике абортов и о необходимости информирования населения о существующих разнообразных средствах контрацепции. К нашему пикету присоединились члены Комитета за рабочий интернационал и участники сообществ  feministki и  ru_antireligion.
23 октября в России отмечается День работников рекламы. В этот день мы провели флеш-моб на Гоголевском бульваре: гуляли с плакатами «Хороший товар в сексистской рекламе не нуждается», «Женщина – не вещь и не товар». Также при поддержке блогеров 22 октября на адреса крупнейших рекламных агентств были разосланы письма-поздравления с призывом отказаться от сексистской рекламы и с небольшим набором антисексистских слоганов в подарок. 

27 ноября 2010 г. инициативная группа «За феминизм» провела пикет и сбор подписей в рамках Всемирной недели по борьбе с насилием в отношении женщин на Болотной площади в Москве.
В декабре 2010 года к нам обратилась за поддержкой блогер pevicei-budu (http://pevicei-budu.livejournal.com/). Она была совершенно справедливо возмущена заявлением Председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, члена Общественной палаты Российской Федерации протоиерея Всеволода Чаплина, заявившего, что женщины в мини провоцируют мужчин на изнасилования. Момент был острый – после событий на Манежной площади в Москве, и сказано это было в контексте перечисления причин возникновения межнациональных конфликтов.  По ее инициативе мы и начали сбор подписей под Петицией патриарху московскому и всея Руси против антиженских высказываний представителей РПЦ. Это стало достоянием гласности, об этом стали писать и делать сюжеты в СМИ. Название группы довольно быстро приобрело известность. В общей сложности мы собрали около трех с половиной тысяч подписей. Но легитимными (имя, фамилия подписанов) оказалось менее половины. Так что на имя Кирилла мы отправили полторы тысяч подписей. Патриарх так не ответил на обращение граждан, хотя среди них было много верующих. 

Тогда же в декабре мы объявили об учреждении интернет-премии «Сексист года». В планах сделать ее ежегодной (в декабре 2011 года мы снова объявим сбор кандидатур на звание победителей). 
Мы учредили три номинации:
1.    Сексист года (личный зачет). Номинируются авторы сексистских высказываний. 
2.    Сексистская реклама года (командный зачет). Номинируются видео- и аудио-ролики, а также реклама в печатных СМИ и наружная реклама. 
3.    Специальный приз для женщин, делающих антиженские заявления (высказывания). 

С понятием «сексизм» в России мало кто знаком. Но только с понятием. Сексизм как явление присутствует в жизни всех россиян. 

Он проявляется в стереотипных представлениях о негативных качествах, которые приписываются всем представителям определенного пола. В патриархатных обществах сексизм в основном обращен против женщин, которым с рождения навязывают стандарты поведения, выгодные мужчинам. Женщин искусственно ограничивают в выборе сфер занятости (и довольно часто связывают их с так называемым «естественным предназначением» - рождением и воспитанием детей и ведением домашнего хозяйства), к женщинам предъявляют  завышенные требования в том, что касается поведения и внешнего вида, в том, что касается сексуальности. Эти дискриминационные практики настолько встроены в социальный и культурный контексты, что воспринимаются как норма большинством людей. Именно в этом – главная опасность сексизма. Из-за него дискриминация женщин становится обыденным и повсеместным явлением.

Феминистки первыми сформулировали понятие сексизма и начали борьбу с этим явлением. В европейских странах сейчас уже становится нормой, когда любая публичная фигура может поплатиться карьерой за высказывания, унижающие женщин. Например, известный британский футбольный комментатор Энди Грэй был уволен за оскорбительные высказывания в адрес одной из судей матча премьер-лиги Шан Мейси. Он в грубой форме поставил под сомнение ее профессиональные качества, только потому, что она – женщина. Подобная же участь ожидала главу городской фракции Народной партии Швейцарии в Люцерне Рене Куна, который сравнил швейцарских женщин с огородными пугалами, поскольку те не закрашивают седины и не носят шпильки. Особенно он прошелся по внешности феминисток. Эти заявления вызвали столь негативную реакцию общества, что через несколько дней Кун вынужден был уйти в отставку. 

Согласитесь, в современном российском обществе подобные случаи невозможно себе представить.  Все, кому ни лень, не стесняясь в выражениях и абсолютно безнаказанно, позволяют себе сравнивать российских женщин то с проститутками, то с клоунами. Призывают ограничивать конституционные права женщин, контролировать их внешний вид,  лишать права распоряжаться собственным телом…  

Именно поэтому мы решили привлечь общественное внимание к сексизму, как к явлению.  

В 2010 году в личном зачете победу одержал журналист Дмитрий Соколов-Митрич, получивший 28 процентов голосов за статью «Мужское счастье», опубликованную в газете «Взгляд».  
Цитата: «А зачем нам вообще человек женского пола ? со всей его сегодняшней культурно-идеологической нагрузкой ? после того, как этому человеку исполняется 40 лет и он окончательно теряет единственное, что в нем было женского ? внешнюю привлекательность? Что нам теперь с ним делать?» 

В командном зачете победили творческие  коллективы компании EVYAP и AMK Znamenka  за рекламный ролик средств для бритья ARKO со слоганом: «Родиться мужчиной – это плюс». Этот ролик насаждает стереотип, будто мужчина по определению лучше женщины, что родиться женщиной – это минус. 

В номинации «Специальный приз для женщин, делающих антиженские высказывания» с абсолютным отрывом от конкуренток (90 процентов) победила Председатель ЦИК Республики Беларусь Лидия Ермошина.
Ее кандидатура привлекла внимание белорусских блогеров и независимых интернет-СМИ, которые массово публиковали информацию о выдвижении Ермошиной на звание главной сексистки года. Поводом стало ее высказывание на пресс-конференции о влиянии «жесткого разгона» демонстрантов на признание легитимности президентских выборов в Беларуси. Среди демонстрантов было много женщин. Она заявила: «…этим женщинам делать нечего. Сидели бы дома, борщ варили, а не по площадям шастали». 

Блогосфера тут же отреагировала демотиватором «Не умеешь считать? Сиди дома вари борщ!». Под этим же лозунгом был организован феминистский флэш-моб: сбор личных фотографий женщин с кастрюлями…

Все это и определило выбор главного приза Премии - Кубок победительницы, изготовленный из высокопрочного металла, покрытого декоративной эмалью, в форме кастрюли отправился ценным грузом в адрес Центральной избирательной комиссии Республики Беларусь вместе с Дипломом «Сексист года-2010»!

Вручение Дипломов победителям было организовано при поддержке Музея женской истории, истории женского и гендерного движения (Украина, г. Харьков) и гендерной фракции РОДДП «Яблоко».

Хотя все победители были заранее приглашены на церемонию вручения Премии, ни один из них, на мероприятие не явился. Тем не менее, мероприятие мы  считаем успешным. 

Вопрос о сексистской рекламе и о сексизме в СМИ – отдельная тема. А у меня, с позволения сказать, «любимая».  Я, как журналистка, особо остро воспринимаю сексизм и мизогинию людей моей профессии (коллегами их называть язык не поворачивается).  

К сожалению, в последние годы в рекламу вернулись худшие из устаревших клише, где женщина представлена стереотипно: в образе домохозяйки или в качестве идеального тела, которое используется в качестве приманки для привлечения внимания к товару. Современная реклама далека от того, чтобы представлять реальные роли мужчин и женщин в обществе, далека от представления мужчин и женщин равноправными. 

Сексистская реклама дегуманизирует женщин, представляя их в качестве обслуживающего персонала или сексуальных объектов. Очень часто в рекламе женщины являются объектами сексуальной или физической агрессии. И поскольку реклама обладает сильным влиянием на аудиторию, это может иметь отдаленные негативные последствия. Такие сексистские стереотипы формируют у аудитории представления о взаимоотношениях мужчин и женщин как об отношениях насильника и жертвы, утверждая обыденность насилия.
Поэтому наше участие в кампании против оправданий изнасилований в СМИ вполне закономерно. В содружестве с группой FeMedia мы занимались обращением в Комиссию по жалобам на прессу. Газета «Новые известия» опубликовала статью Александра Колесниченко «О бедном мужчине замолвите слово», где женщин обвинили во лжи, если речь идет об обращениях в правоохранительные органы по поводу изнасилований.

И, собственно, лето и осень 2011 года мы занимались исключительно проблемой защиты репродуктивных прав женщин. Собирали подписи под обращением к гражданам выступить против антиженских законопроектов. Все эти инициативы думских заседателей основаны на религиозных представлениях и направлены на принуждение женщин к деторождению. Эти насильственные меры уже получили статус закона. Теперь женщинам ограничен доступ к качественным медицинским услугам (приняты поправки в закон, ограничивающие доступ женщинам к искусственному прерыванию беременности, врачам дано право отказаться делать аборт). Минздрав готовит ведомственные инструкции, которые узаконят психологические пытки для женщин, планирующих прервать нежелательную беременность.
  
Думаю, не ошибусь, если предположу, что именно борьба за репродуктивные права женщин станет одним из основных приоритетов деятельности нашей группы в обозримом будущем. 

Но только этим мы не будем ограничиваться.

В ноябре 2011 года мы начинаем новый Mail-art проект «Феминизм – наш выбор». Собираем коллекцию феминистских открыток, плакатов, демотиваторов и проч. Планируем организовать интернет-экспозицию на сайте и реальную выставку в Москве (а, может, и не только…). Условия участия все могут найти на нашем сайте  http://www.zafeminizm.ru/ 

Что на десерт?
Если вы еще не феминистка, присоединяйтесь к нам. Мы вас научим «плохому»…

Опубликовано в сборнике феминистских автобиографических текстов "Я - феминистка. Хотите об этом поговорить?"


Категория: Записи и комментарии | Просмотров: 2662 | Добавил: Antares | Теги: феминистки, Наташа Биттен, феминизм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]