Среда, 13.12.2017, 12:29

Блог Наташи Биттен "Личное - это политическое"

Меню сайта
Категории раздела
Поиск по словам
Block content
Web map

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Михаил Боярский: «Чем труднее жизнь в стране, тем больше праздников»

Михаил Боярский — почти сказочное существо в сознании тех, кому ещё нет тридцати. Их раннее детство совпало с «Приключениями Маши и Вити», в которых не самую благовидную роль хитрюги-кота сыграл и спел молодой Боярский. Потом была роль обаятельного волка-хулигана («Ну, разве похожи мы на бяк?!»). А потом — д’ Артаньян! И по сей день, включив кассету с «Тремя мушкетёрами», чтобы послушать песню-другую, прирастаешь к телевизору на несколько часов.

— Михаил, зрители больше знают вас по ролям в кино, где вы играете иностранцев — итальянцев, французов. А нашего человека вы в кино играли?

— Нет, не везло мне так особенно. То есть играл, конечно, но это был, скажем, Сильва в фильме «Старший сын» — он наш, но пройдоха; в «Таможне» играл нашего. Я под словом «наши» подразумеваю либо русского солдата, либо что-нибудь связанное со сказочными персонажами. Не знаю, какой национальности кот — наш или нет? Или волк. В общем, ярко выраженную патриотическую роль мне не доводилось играть. Наверное, в силу того, что я не очень похож на нового русского или на Чонкина. На тот персонаж, который является классическим. Но тем не менее на русского я похож больше, чем остальные. Ведь если вспомнить иконопись Рублёва, там русские люди с прямым носом, чёрные. Может быть, мои далёкие предки не попали под татар, поэтому ярко выраженного курносого носа у меня не имеется. Так что если вдруг Никита Михалков будет снимать исторический фильм, я бы с удовольствием сыграл там какого-нибудь приспешника Александра Невского.

В театре я играл наших, но театральное искусство, к сожалению, не так известно: в театре меня можно смотреть только в Петербурге. Но я не жалуюсь, потому что помимо русской классики существует огромное количество французской, английской, испанской драматургии. И Дон Кихот, увы, не русский, и д’Артаньян, и де Брильи, и Теодоро, и дон Сезар де Базан, и Тартюф. Гамлет тоже не наш персонаж, но, тем не менее, каждый артист мечтает сыграть эту роль. Для театра мне не так уж много лет, и если всё будет в порядке в стране, и если всё сложится благополучно со здоровьем, то самые интересные театральные роли у меня впереди.

В этом году должна закончиться реконструкция театра «Бенефис», которым я руковожу, поэтому, надеюсь, поиграю.

— А что бы вы хотели сыграть?

— Чехова и Островского — ту русскую классику, которая притягивает практически всех. Я Чехова практически на сцене не играл. То, что мне близко и понятно — чеховская рафинированная интеллигенция. По духу они, мне кажется, очень симпатичные и милые люди. Драматургия Чехова не всегда удаётся режиссёрам и артистам — зачастую бывает скучновато. А вот рассказы более ярки и понятны: из этого может получиться хороший спектакль.

Труппы в театре нет — по контракту, как на западе, набирается то число артистов, которое необходимо для спектакля. Сейчас мы играем спектакль Ноэля Хаузера «Интимная жизнь»: были на гастролях за рубежом, по союзу ездим, так что опыт у нас достаточно убедительный — мы можем сами себя прокормить. Это очень важно. Большой академический театр не рентабелен, он находится на дотации государства, а у нас коллектив — восемь человек: четыре на сцене, и столько же — обслуга. Если нам больше понадобится на сцене, тоже справимся. Того, что мы зарабатываем, хватает на оплату всех служб и аренду помещений.

— Раньше у вас выходило по нескольку клипов в год, а сейчас мы вас так редко видим. Почему?

— У вас телевидение очень странное. На самом деле я сейчас чаще, чем раньше появляюсь на ТВ. У меня есть собственная программа, она называется «Домино Михаила Боярского» и выходит два раза в месяц по Российскому каналу. Песен я спел тоже больше, чем раньше, потому что в каждой передаче пою новую песню. Но это не значит, что каждая из них должна стать бестселлером. Я пою то, что мне нравится, и то, что подходит к той или иной передаче. К тому же я сегодня не особенно стремлюсь попасть в ту группу певцов, которые появляются на экране каждый день. Я не хотел бы ни соревноваться с ними, ни быть участником этого коллектива. Мне нравится быть петербуржцем и стоять в сторонке от «Обоза». Я не приверженец пения за деньги. Сейчас поют те, у кого деньги, а не те, кто хочет и может. Тем более, что я не только певец, а ещё и драматический актёр, поэтому мне совсем не обязательно находиться в десятке лидеров. Я играю в рок-группе «Сильвер»— это новый проект. Мы выпустили альбом из 12 вещей и скоро запишем его на компакт-диск. В группе «Сильвер» четыре человека: Александр Фёдоров, Владимир Ермолин (автор музыки), Аркадий Оладин и я. Это проект ностальгического характера. Дальше — посмотрим.

— Почему вы именно сейчас занялись рок-музыкой?

— Потому что её нет. Слово «музыка» исчезло из лексикона музыкантов. Есть стили: рэп, металл, диско. Вот для того, чтобы не забыли, что существует ещё и музыка в любом направлении, мы и собрались. Концертов у нас ещё мало было. Мы не коммерческая группа в этом смысле. Нас опережает запись.

Королева Марго

— А как обстоят дела с кино?

— Закончил сниматься в фильме «Королева Марго», который, наверное, в сентябре выйдет на экраны. Я там играю самого страшного убийцу — Морвея. Ещё снялся в фильме «Клюква в сметане», там играют также Шакуров и Мирошниченко. Но кино по зрительской реакции сейчас стало второстепенным продуктом: в основном реагируют на телевизионные фильмы. Особенно на сериалы. Поэтому особых планов, связанных с кинематографом, у меня нет, за исключением одного: я в 97-м году хочу снять последнюю серию «Мушкетёров». Наверное, буду организатором этого дела. Мушкетёры должны все погибнуть, потому что у Дюма так и случилось. А они у нас пока все живеньки-здоровеньки. Это будет одна серия — то, что мне по силам. Главное — достать деньги. Думаю, спонсоры нам помогут, а артисты могут сниматься и бесплатно. Я соберу всех — режиссёра, операторов, актёров, а сам буду организатором, хотя понимаю, что это неблагодарное занятие.

— Вы многим занимаетесь. Это натура широкая такая или поиски новых путей самореализации?

— Да, я мечтаю, чтобы что-нибудь естественным образом отвалилось, но не получается пока. Всегда, когда брался за какое-нибудь новое дело, я думал: театр заканчивает своё существование, надо поэтому телевидением заняться. Но театр не заканчивается, приходится играть. То же самое — с кино. Что касается концертов, то они дают возможность кормить семью, материально существовать. Жадный я, наверное, да и работа интересная. Жадный в смысле работы, потому что никаких особых материальных благ она не приносит. Ни телевидение, ни запись пластинки. Всё за свои деньги делаю. И не только не получил ни копейки, а просто в серьёзном минусе остался. Хотя, если бы захотел сделать деньги, это было бы достаточно легко. Написал: «Упала каска, упала в краску» — и всё. И вперёд, притопывая ногой! Мне часто предлагают спеть песню то к Рождеству, то к Новому году, но мне это не нравится, да и стыдновато уже, если честно. Не тот уровень, который я себе представляю. Группа «Сильвер», в которой я играю, не будет пользоваться огромным спросом, я убеждён. Но это мне интересно.

Михаил Боярский

У меня масса работы и на ТВ в Москве, и на презентациях, и на фестивалях, спектаклях, съёмках, в концертах. Правильно говорят: чем труднее жизнь в стране, тем больше праздников. Так что работы только прибавилось.

Наталья КИМ.

Газета «Кузнецкий край»

Г. Кемерово,  1996 г.

Категория: Мои статьи | Добавил: Antares (04.12.2009)
Просмотров: 924
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]