Вторник, 27.06.2017, 18:33

Блог Наташи Биттен "Личное - это политическое"

Меню сайта
Категории раздела
Поиск по словам
Block content
Web map

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Всеволод Шиловский: перевыполнение наполеоновских планов


В кемеровском Музыкальном театре состоялась очередная российская премьера – пьеса Бернарда Шоу «Избранник судьбы» в постановке народного артиста России Всеволода Шиловского.

Увидев афиши, поклонники его таланта, наверное, тут же вспомнили фильм с аналогичным названием, где Шиловский играл Наполеона, Елена Сафонова Даму, Ивар Калныньш – поручика, роль трактирщика исполнил Армен Джигарханян, а трактирщицы – Наталья Гундарева. В сценической версии спектакля две последние роли сыграла одна актриса – Елена Цыплакова. В роли Дамы – Галина Беляева, в роли поручика – Сергей Варчук. А вот Наполеон тот же – Всеволод Шиловский: «Почему я влюблён в этого человека? С одной стороны, это узурпатор. Но с другой – это человек, который один, сошедши с острова, дойдя до Парижа, собрал стотысячную армию. Причём больной. Но была такая сила воли, которая вела за собой людей... Я мечтаю, чтобы у нас появилась такая личность».

– Фильм «Избранник судьбы» был поставлен в 87-м году, – продолжает Всеволод Николаевич. – Это был первый видеофильм. Тогда ещё видеокассет почти не было, а отечественных видеофильмов не было вообще. И тогда же создавалась организация «Видеофильм». Так я и оказался инициатором создания первого отечественного видеофильма. «Избранник судьбы» прошёл все наши пароходства (чего морякам делать?) и по телевидению раза три был показан.

А вернулся я к этому материалу по одной простой причине – зритель устал от нашей чудовищной циничной жизни. Я хочу, чтобы этот спектакль дал хотя бы маленькую звёздочку отдыха, надежды, хорошего настроения людям, чтобы они ушли чуть-чуть приподнятыми над всей этой жутью.

– Первый отечественный телесериал тоже вы сняли...

– Да, я был пионером телевидения. 28 лет назад вышел первый многосерийный телевизионный фильм «День за днём», советская мыльная опера... Это была потрясающая авантюра, потому что я снимал первую серию и не знал, что будет во второй, и так семнадцать серий. Успех был немыслимый, перекрыть его никто не может – это было триста тысяч писем. Именно с письмами связан недавний случай, который меня чуть до слёз не довел. Звонок. Девчачьим голосом из редакции какого-то журнала говорят, что хотят написать большую статью об этом сериале. Спрашиваю, почему? Оказывается, случайно к ним попал мешок, полный писем тридцатилетней давности. Решили почитать для смеха, а потом их пробрало: там были письма из раковых корпусов, из военных частей, от несчастных девчонок, мужиков зрелых, от жителей коммуналок... В сериале была чётко угадана тема: как можно оставаться человеком, живя в наших нечеловеческих условиях. Что говорить? Напряжение падало в сети, когда шла очередная серия «День за днём». В фильме были заняты 144 ведущих артиста из 11 театров Москвы. Это и Грибов, и Сазонова, и Прудкин, и Степанова, и Невинный...

– Как вам удалось их всех уломать?

– А не надо уламывать. Хороший артист чем отличается от плохого? Он чувствует тему, несмотря на недостатки драматургии. Иногда смотришь: это же читать нельзя, как же у него роль-то получается? А так и получается: интуиция актёра часто затыкает драматургические пробелы и вытаскивает те вещи, которые держат в напряжении зрительный зал, заставляют плакать или смеяться.

– Года полтора назад вы хотели снять фильм «Царь Фёдор Иоаннович» о преддверии смутного времени, собирали деньги на этот проект...

– Всё ещё собираю. Никита Михалков потратил сейчас 34 миллиона долларов на свой фильм, а я в пять уложусь. У меня в этом отношении учителя были хорошие. Они учили считать чужие деньги. «Царь Фёдор Иоаннович» – это тема великой Руси, которая должна работать только на объединение нации, которая даёт веру в нашу Родину, в человека, в его порядочность, в любовь. В тридцатые годы кто поднял Америку? Умные люди поняли, что нужна идеология. А у нас порушили и не создали ничего взамен.

– Ну как же. Сейчас стараются сформулировать новую национальную идею.

– Идея должна вызреть. Это ведь позиция государства, её не родишь в одночасье. Национальную идею можно формировать через искусство, как в Америке. В 30-е годы их кинематограф создал героя, собрал нацию. А что такое Ромм, Чухрай, Тодоровский – это идеология, сделанная громадными мастерами.

– И вы полагаете, такую идеологию можно порушить в одночасье?

– Порушить в пять секунд можно всё. Как это делается? Очень просто. Кто-то зарабатывает деньги, и ему плевать на идеологию России. Ему выгодно за тысячу долларов купить три говённых фильма, прокрутить их и получить прибыль. Нет внутренней цензуры. Ведь у американцев есть потрясающие фильмы, но мы-то смотрим эрзац. Причём в Америке фильмы приносят очень большой доход, в отличие от нашей страны. Раньше наш даже самый плохой фильм благодаря мощной кинопрокатной системе окупался за три дня, а дальше уже давал прибыль. После водки это была первая прибыльная индустрия, которую государство само и порушило.

Мы превращаемся в страну, куда сбрасывают всё, что негоже. Ты включаешь телевизор и начинаешь переключать программы: по одной можно писать реферат, как убивать, по другой – как насиловать, по третьей – как грабить... Это настольный календарь. Аллё, товарищи! За что ругать молодёжь? Это не её вина, это преступление государства перед будущим. И где угодно я об этом говорю, кричу, воплю. Когда я вижу интеллектуальную молодёжь, я вцепляюсь в неё, потому что для меня это кислород, озон. Несмотря ни на что среди молодёжи пробиваются зёрна настоящего. Но в основной-то массе, если в униженном положении находятся их родители, у молодых людей постепенно пропадает уважение к старшему поколению, потому что они видят, как родители нарушают моральный кодекс из-за того, что надо жрать.

Что говорить, когда народный артист, лауреат государственных премий, уходящий на пенсию до 70 лет, получает пенсию 330 рублей, а прожиточный минимум, как нам официально говорят телевидение и государство, составляет 816? Поэтому хорошие артисты действительно близки к народу. А молодые талантливые артисты, которых никто не видит, потому что прокат уничтожен, они ещё ближе к народу, потому что просто нищие. Вот в чём ужас.

– Может, обратимся к чему-нибудь более оптимистическому? Сейчас многие вспомнили о своём дворянском происхождении. Ваша бабушка – графиня Шереметьева, а вы об этом не особенно распространяетесь. Для вас происхождение имеет значение?

– Нет. Потому что, если фантазировать, я жил бы по-другому. Подумайте: мой дед был польский конезаводчик и содержал самый модный летний театр в Малаховке, бабушка была графиня Шереметьева, а отец за всё это получил сполна, потому что это был человек с громадным образованием – Московская консерватория и Военно-воздушная академия плюс четыре языка знал в совершенстве...

– А вы сколько языков знаете?

– 144 – это языки жителей Советского Союза. Моя профессиональная гордость – когда встречают, говорят: «Чёрт, где я вас видел?» Потому что я маску не ношу с экрана на экран. Я везде физиологически разный. Меня так учили мои учителя: первые тридцать лет в искусстве трудно, а потом ещё труднее. В работе я бескомпромиссен. В чём угодно компромисс могу допустить: в личной жизни, в дружбе тем более, потому что у всех свой характер, только не в работе. Отними у меня профессию, и я, наверное, умру. Близкие мои боятся только одного – когда я свободен. Я не умею отдыхать и должен 24 часа в сутки работать.

Наталья Ким.

Газета "Кузнецкий край", 1997 г.

г. Кемерово.

О том, как проходило это интервью можно прочесть в блоге
Категория: Мои статьи | Добавил: Antares (28.01.2010)
Просмотров: 1443
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]