Суббота, 19.08.2017, 08:29

Блог Наташи Биттен "Личное - это политическое"

Меню сайта
Категории раздела
Поиск по словам
Block content
Web map

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

«Ва-банкъ» за разноцветные позиции
 
Александр Ф. СклярГруппа «Ва-банкъ» возникла в Москве в 1986 году, а неделю назад впервые приезжала в Кемерово, участвуя в акции «Голосуй или проиграешь». Представляем вам интервью с бессменным лидером группы Александром Скляром.
— Говорят, в вашей музыке присутствует философское влияние Востока…
— Да именно философское, потому что в музыке нет влияния никакого. Хотя… Может быть, подсознательно что-то проникает. Я восточную музыку знаю очень плохо.
— Восток — это, как правило, деспотические режимы. Что же заставило вас, испытывающего влияние Востока, за демократию бороться?
— Политика представляется мне, человеку, который немножко в ней поработал профессионально, делом грязным. Я не люблю политику, но в этой конкретной ситуации из двух зол выбираю меньшее. Черчилль, кажется, сказал, что демократия — это не очень хорошая штука, но ничего лучше человечество пока не придумало. Если говорить о моих убеждениях, я скорее вижу в России монархический строй. Но думаю, реставрации монархии у нас быть просто не может. Исторически уже упущен этот момент. С этой точки зрения мне Япония близка, потому что она сумела сохранить свой дух, почтение к императору, несмотря на то, что она индустриально очень сильно шагнула вперёд. Если бы у нас в России сохранилось бы правление царя, это было бы лучше для страны. Потому что царь в России, помимо светской власти, олицетворял собой ещё и духовную власть. Он был помазаник божий, а это имеет колоссальную роль у нас в стране. Поэтому сейчас остаётся надеяться только на то, что правители наши сумеют найти какую-то смычку с духовной властью, с церковью. И это будет, наверное, наш особый путь.
— Вы верите в особый путь России?
— Конечно, потому что Россия это не Запад, не Америка (не дай Бог), и даже не Европа. Это Европа и Азия. И в этом плане у неё должен быть особый путь. Но пока последние сто лет ничего, кроме трагических и драматических событий, с историей России не происходило. Будем надеяться, может быть, XXI век нам чего-нибудь принесёт.
— У вас достаточно жёсткая, агрессивная музыка. Каким же образом в вас уживается эта вера в добро?
— Она потому и агрессивна, моя вера. Как я ещё могу к тому, что нас окружает, относиться, если я честный человек? Я должен хотя бы попытаться в ком-то что-то разбудить. Разбудить в молодых людях, которые прежде всего являются нашими слушателями, то самое сокровенное «Я», которое есть в каждом из нас. Я очень горжусь нашими поклонниками, людьми, которые слушают «Ва-банкъ», потому что считаю, что это в основном думающие люди и люди, которым не безразлично, в каком мире они живут. И наша музыка, по-моему, просто помогает им выживать. Вообще «Ва-банкъ» — это школа выживания.
— Музыкальное противостояние как способ выживания?
— Да, конечно. Потому что очевидно, что если сейчас плыть по течению, то это течение тебя увлечёт в самые безобразные вещи. Прежде всего твою душу унесёт туда. А душа-то у нас бессмертна! За всё, что в ней накапливается плохого, нужно будет отмываться долгое-долгое время. Не годы, а столетия и даже тысячелетия.
— В вашей музыке есть элементы панк-рока...
— Элементы есть, да.
— В таком случае, свойственна ли вам такая черта панк-направления, как противостояние любой власти?
— Мне свойственно противостояние любой власти. Я вижу своё место в рок-музыке в том, чтобы находить больные моменты и о них говорить, к ним высказывать своё отношение. А больные моменты есть в любом обществе, в том числе и в так любимом мною японском. Кстати, японская альтернатива — очень жёсткая и агрессивная музыка. И не только очень агрессивная, но и очень серьёзная.
— Как вы оцениваете современное состояние рок-музыки, тяжёлой особенно? Сейчас часто говорят о том, что она скатывается в сторону попсы…
— Да, скатывается. Связано это с тем, что крупные корпорации на Западе подгребают под себя группы, стараются всё это дело включить в единую систему шоу-бизнеса. Конечно, есть группы, которые сопротивляются этому, но их очень немного. В России, слава богу, нет ещё таких крупных корпораций (как «Рекорд-компани», например) или их пока немного. Но постепенно и мы идём к этому. И я очень не хочу, чтобы у нас была сложившаяся система шоу-бизнеса, потому что обычно под этим подразумевают отлично действующую американскую систему. А я категорический противник американской системы шоу-бизнеса и вообще того, что называют американской культурой. Я считаю, что Америка — страна бескультурная, бездуховная, несущая в нашу страну разрушительную энергию, прежде всего, когда речь идёт о массовой культуре.
— Как вы тогда относитесь к тому, что ваша группы достаточно популярна в скандинавских странах — это ведь тоже Запад?
— Нет у нас там популярности. Просто волею судеб сложилось так, что первый свой профессиональный альбом записали на финской фирме и, естественно, чтобы его продавать, эта фирма должна была нас прокатить по скандинавским странам. Это было довольно давно, и я думаю, что там уже все забыли, что такое «Ва-банкъ». Другое дело, что там вообще хорошо воспринимают рок-музыку.
— Лучше, чем у нас?
— Не лучше, но хорошо. У нас рок-музыка вещь вообще особая. У нас ведь другое отношение к поэту, к человеку, который выходит к микрофону. У нас такому человеку больше верят, с одной стороны, а с другой, больше с него спрашивают. Почему так мало сохранилось честных музыкантов, то есть людей, которым публика доверяет? Ведь честных имён мало — Шевчук, Кинчев, Сукачёв, ну, может ещё два-три имени вспомню, а больше нет. Потому что многие не выдерживают этого испытания. На Западе же никто так не зарубается.
— То есть у нас музыка больше, чем музыка?
— Да. А на Западе она носит развлекательный характер. Опять-таки, мы не берём частности, но в целом там отношение к рок-музыке давно уже стало потребительским.
— Что такое тогда для вас шоу?
 — Для меня вообще нет понятия «шоу». Я обычно на концерте стараюсь в наших наиболее важных вещах дать какую-то информацию публике. Мы не применяем пиротехнику или сценические костюмы. «Ва-банкъ» — не шоу-группа, а группа единомышленников, которые прежде всего работают честно и откровенно. А шоу — это попса…
— Если восприятие музыки в России и на Западе отличается, то и стадионные концерты у нас, наверное, воспринимаются по-другому?
— Конечно! Вообще я считаю, что настоящая рок-музыка в принципе не должна играться на стадионах. Стадион уже подразумевает некий момент развлекательности. Идеальная площадка для меня — ну, две тысячи человек. Я их вижу, я их чувствую, я успеваю всё донести. А на стадионе всё теряется.
— А как тогда быть с Шевчуком, одним из немногих музыкантов, названных вами честными, ведь он часто выступает на стадионах?
— Он вообще любит «широкие массы». У каждого человека есть право на своё мнение.
— Вообще рок и политика как-то связаны?
— Рок всегда социален. Рок-музыка всегда должна находить какие-то негативные моменты и стараться их исправить в сердцах людей. Это для меня близко к политике. А вообще я вижу свою задачу в том, чтобы честно нести свои песни, своё творчество, своё видение этого мира. Просто раз уж сейчас такое время, критический момент наступает, то ты должен сформулировать свою позицию, в том числе и в политическом плане. А поскольку мы — люди, к которым прислушивается молодое поколение, то своё слово мы сказать должны. Мне кажется, что у взрослого, сложившегося человека, у творческой личности, позиция должна быть чёткая и ясно выраженная. Она может быть какая угодно — красная, коричневая, белая, зелёная — но она должна быть!
Наталья КИМ.
Газета "Кузнецкий край",
г. Кемерово, 1996 г.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: Antares (07.12.2009)
Просмотров: 957
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]